Русский композитор Игорь Стравинский, Концерт для джазового оркестра: встретимся в Консерватории!

Семьдесят два года назад, 25 марта 1946 года, в Карнеги-Холле — лучшем академическом концертном зале Нью-Йорка — состоялась премьера нового сочинения, которое русско-американский композитор Игорь Стравинский написал по заказу джазового оркестра. 3 февраля 2019 это произведение на сцене лучшего академического зала российской столицы — Большого зала Московской консерватории им. П.И. Чайковского — впервые исполнит Большой Джазовый Оркестр под управлением трубача Петра Востокова.

Игорь Стравинский (фото около 1946)
Игорь Стравинский (фото около 1946)

По-русски это произведение называют по-разному. Один из наиболее устоявшихся вариантов — «Эбеновый концерт» для кларнета соло и инструментального ансамбля. Оригинальное английское название — «Ebony Concerto». Ebony — по-русски «эбен», чёрное дерево — чрезвычайно плотная и твёрдая сердцевина стволов ряда тропических деревьев, родственников хурмы. Эбен настолько плотный, что тонет в воде, и настолько твёрдый, что при интенсивных механических воздействиях не стачивается годами. Он содержит эфирные масла и потому не гниёт, почти не повреждается от перепадов температуры, и ему не страшны насекомые — древоточцы и термиты. Именно из эбена делают колки и поверхность грифов струнных инструментов — скрипок, виолончелей, контрабасов. И именно из эбена делают чёрные клавиши рояля. Кроме того, в американском английском середины прошлого столетия слово ebony было иносказательным эпитетом, намекавшим на принадлежность чего-то или кого-то к африканской культуре и африканской расе.

Игорь Стравинский впервые заинтересовался афроамериканскими звучаниями в последние годы Первой мировой войны (1918), когда в Европу вместе с американским импровизационным корпусом хлынул поток чёрных музыкантов, зачастую целых оркестров, которые принесли с собой неслыханные ещё в Европе пряные, будоражащие полиритмы регтайма и раннего джаза. Тогда он написал «Историю солдата», «Регтайм для 11 инструментов» и «Регтайм для фортепиано». Отдельные стилистические элементы джаза и буги-вуги рассеяны по многим его работам 1920-30-х гг. Однако вплотную к джазовой эстетике он приступил только в 1945 г., когда получил заказ от джазового оркестра, во главе которого стоял кларнетист Вуди Херман (Woody Herman) — заказ на написание развёрнутого инструментального сочинения в жанре концерта.

Вуди Херман (крайний слева) и Игорь Стравинский (второй слева) на первой репетиции Ebony Concerto
Вуди Херман (крайний слева) и Игорь Стравинский (второй слева) на первой репетиции Ebony Concerto

Игорь Фёдорович рассказывал в те годы, что название концерта относится не к кларнету, на котором играл заказчик (хотя кларнет делается из гренадила — подвида чёрного, то есть эбенового, дерева), а, скорее, вообще к Африке. «Среди джазовых исполнителей, кем я больше всего восхищался тогда, были Арт Тейтум, Чарли Паркер и гитарист Чарли Крисчен — и при этом блюз для меня означал африканскую культуру», говорил Стравинский.

Получив от Вуди Хермана заказ на написание концерта через нотное издательство «Лидс Мьюзик», Стравинский подошёл к делу серьёзно: он послушал записи оркестра Вуди Хермана, чтобы установить возможности исполнителей, и проконсультировался со знакомыми саксофонистами, чтобы понять, какова саксофонная аппликатура (расположение пальцев при игре), от которой зависело, смогут ли саксофонисты джаз-оркестра сыграть его нотный текст. Он решил написать концерт в трёх частях такой продолжительности, чтобы первые две части из трёх (Аллегро модерато и Анданте, написанное в блюзовом строе) умещалась на одну сторону граммофонной пластинки на 78 оборотов в минуту, а третья (Модерато — тема с вариациями) — на вторую. Тогда грампластинки были основным форматом коммерческого распространения музыки, и на одну сторону самого большого, 12-дюймового диска помещалось максимум четыре с половиной минуты музыки. Таким образом, получилось произведение, которое при первой записи на пластинку звучало восемь минут и 45 секунд. В настоящее время типичное исполнение «Эбенового концерта» занимает около девяти минут.

Стравинский написал концерт для солиста-кларнетиста (самого Вуди Хермана) и джаз-оркестра в следующем не вполне обычном составе: два альт-саксофона, два тенор-саксофона, баритон-саксофон, три кларнета (те же музыканты, которые в других частях играют партии альтов и первого тенора), бас-кларнет (тот же музыкант, который в других частях играет на втором тенор-саксофоне), валторна, пять труб, три тромбона, фортепиано, арфа, гитара, контрабас и ударная установка. Валторны и арфы в оркестре Хермана не было, их пришлось нанимать специально для премьерного исполнения и грамзаписи.

Дирижировать на премьере композитор попросил Уолтера Хэндла, в то время второго дирижёра Нью-Йоркского филармонического оркестра, но первую репетицию с оркестром Вуди Хермана провёл сам. Херман не был уверен в своей способности сыграть сложную вариацию для кларнета, написанную Игорем Фёдоровичем для последней части концерта, и вообще думал, что композитор написал вовсе не джазовый материал, а «типичного Стравинского», слишком сложного для его музыкантов. О том, что произошло дальше, Херман рассказывал так:

— После первой репетиции мы были так сконфужены, что чуть не плакали, потому что никто не мог толком прочитать свои партии. И тут он (Стравинский. — Ред.) подошёл ко мне, приобнял за плечи и сказал: «Ах, какой у вас чудесный оркестр».

Первая запись «Эбенового концерта» состоялась в Голливуде 19 августа 1946, почти через полгода после премьеры. На записи оркестром Вуди Хермана дирижировал сам Стравинский.

СЛУШАЕМ: оркестр Вуди Хермана исполняет «Эбеновый концерт» Игоря Стравинского, 1946

Помимо «Эбенового концерта», Большой Джазовый Оркестр трубача Петра Востокова исполнит в Большом зале консерватории оригинальную версию «Рапсодии в блюзовых тонах» Джорджа Гершвина и ряд других произведений, написанных академическими композиторами для джазовых оркестров, либо же джазовыми музыкантами по мотивам академической классики. Полный анонс концерта можно прочитать в более ранней публикации «Джаз.Ру». До встречи в Консерватории!

Продюсер Зев Фелдман стал куратором исторических переизданий на легендарном лейбле Blue Note

Кирилл Мошков,
редактор «Джаз.Ру»
CM

8 января на фирме грамзаписи Blue Note приступил к работе новый сотрудник — продюсер из Лос-Анджелеса Зев Фелдман (Zev Feldman). Казалось бы, малозначительная новость, но для ценителей и знатоков джазовой грамзаписи она означает очень многое.

BLUE NOTE LOGO

Название Blue Note происходит от «блюзовых нот» — основы характерного звукоряда в джазе (и вообще в афроамериканской музыке), а в логотипе с условным изображением музыкальной ноты обыгрывается двойное значение английского слова blue: оно одновременно означает «печальный» и «синий». «Блю Ноут» — не просто ещё одна какая-то там фирма грамзаписи. Это один из главных лейблов в истории джаза. Созданный в 1939 г. в Нью-Йорке иммигрантами — джазовыми энтузиастами, сбежавшими от нацистского режима из Германии в США, «Блю Ноут» в 1950-60-е годы стал важнейшей коммерческой и, главное, творческой силой, которая сформировала саму эстетику звучания современного джаза той поры до сих пор выступает эталоном звучания всего джазового мэйнстрима в целом. Начиная с первых пластинок «Посланцев джаза» барабанщика Арта Блэйки в середине-второй половине 1950-х, именно продукция Blue Note, документировала наивысшие творческие достижения мэйнстрима: здесь записывались Хорас Силвер, Грант Грин, Бобби Хатчерсон, Джимми Смит, Хэнк Мобли, Ли Морган, Фредди Хаббард, Джо Хендерсон, Кенни Дорэм, Хёрби Хэнкок, Уэйн Шортер и десятки других суперзвёзд джаза, и даже великий саксофонист Джон Колтрейн выпустил один альбом на «Блю Ноут» — один из самых популярных в своей дискографии.

После того, как создатель и глава лейбла Алфред Лайон продал его в 1965, компания вступила в пору упадка. Но, несмотря на отход от мэйнстрима в 1970-е, «Блю Ноут» продолжал время от времени выпускать значительные альбомы крупных джазовых звёзд. Новый этап в её развитии наступил в середине 1980-х, когда каталог и компанию купил концерн EMI и во главе лейбла встал Брюс Ландвалл. Ему удалось не просто «перезапустить» лейбл, но сделать его одной из важнейших сил в джазе конца ХХ и начала нынешнего столетия, привлечь к нему новые артистические силы, ярких новых музыкантов и часть звёзд прежних поколений.

В этот период на протяжении четверти века куратором переизданий исторического материала — сотен важнейших альбомов из истории джаза, накопившихся в каталоге лейбла за несколько десятилетий — был выдающийся продюсер Майкл Кускуна, который создал своего рода индустриальный стандарт высочайшего качества переизданий, как на Blue Note, так и на его собственном лейбле Mosaic Records. О его работе «Джаз.Ру» подробно рассказывал в сентябре 2018, когда Майклу исполнилось 70.

Брюс Ландвалл ушёл в отставку в 2010 г., а в 2012, когда все лейблы EMI поглотила транснациональная корпорация Universal Music Group, президентом легендарного лейбла был назначен Дон Уоз (Don Was) — в прошлом бас-гитарист фанк-роковой группы, а затем успешный продюсер, четырежды лауреат премии «Грэмми». В частности, он продюсировал семь поздних альбомов британской рок-группы Rolling Stones, начиная с «Voodoo Lounge» (1994). Уоз не вполне близок к джазу, но хорошо понимает ценность и значимость исторического каталога легендарного лейбла. Среди новых артистов, пришедших на «Блю Ноут» в последние годы — Роберт Гласпер, Амброуз Акинмусире, Грегори Портер и др.; кроме того, контракты с лейблом подписали также ветераны — Уэйн Шортер (после 45-летнего перерыва!), Чарлз Ллойд, Доктор Лонни Смит и др. В 2019 г. компания отметит своё 80-летие.

Дон Уоз и Зев Фелдман в хранилище мастер-лент лейбла Blue Note (photo © Justin Seltzer)
Дон Уоз и Зев Фелдман в хранилище мастер-лент лейбла Blue Note (photo © Justin Seltzer)

Новый консультант исторических переизданий Blue Note, как и Майкл Кускуна, продолжит работать на собственном лейбле: Зев Фелдман — со-президент калифорнийской фирмы Resonance Records, которая выпускает переиздания исторических альбомов и сделанные в прошлые десятилетия, но ранее не публиковавшиеся записи джазовых музыкантов. На «Резонансе» Фелдман был ответствен за выпуск целого ряда интереснейших работ, среди которых ранее не выходившие записи пианиста Билла Эванса (слушаем подкаст «Джаз.Ру»!), гитариста Гранта Грина (слушаем подкаст «Джаз.Ру»!), а в ближайшее время выйдут никогда не публиковавшиеся концертные записи Билла Эванса («Evans in England: Live at Ronnie Scott’s»), гитариста Уэса Монтгомери (названия релиза пока нет) и общедоступный тираж на компакт-дисках уникальной записи саксофониста Эрика Долфи — никогда ранее не выходившего студийного альбома «Musical Prophet», который в 2018 был выпущен только на виниле ограниченным тиражом и мгновенно стал филофонической редкостью.

На «Блю Ноут» Фелдман будет заниматься главным образом подбором в бездонных архивах лейбла ранее никогда не публиковавшегося материала, записанного легендарными артистами этой компании. В интервью журналу Variety, первым сообщившему о новом назначении Зева, он назвал в первую очередь имена пианиста Маккоя Тайнера, саксофониста Джо Хендерсона, трубачей Ли Моргана и Дональда Бёрда. В сейфах наследников музыкантов и фирм грамзаписи ещё очень много интересного материала, который достоин того, чтобы его услышали сотни тысяч ценителей и знатоков джаза по всему миру. Успехов Зеву Фелдману на новом обширном поприще!

Главный редактор «Джаз.Ру» Кирилл Мошков и продюсер Зев Фелдман на «Джазовом конгрессе» в Нью-Йорке, 7 января 2019 (фото © Наталья Кравченко)
Главный редактор «Джаз.Ру» Кирилл Мошков и продюсер Зев Фелдман на «Джазовом конгрессе» в Нью-Йорке, Линкольн-Центр, 7 января 2019 (фото © Наталья Кравченко)




Московский джазовый оркестр Игоря Бутмана открывает свой юбилейный год гастролями по США

2019 год — особенный для Московского джазового оркестра под управлением народного артиста РФ саксофониста Игоря Бутмана: в этом году коллектив празднует своё двадцатилетие. Первым в череде юбилейных событий стал гастрольный тур прославленного российского биг-бэнда по Соединённым Штатам Америки. Тур начался 11 января выступлением в Цинциннати и продлится по 16 января; оркестру предстоит выступить в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе. Оркестр представит фрагменты своих лучших программ: джазовые стандарты, произведения русской академической классики в оригинальных джазовых аранжировках композитора и пианиста Николая Левиновского, а также авторские композиции Игоря Бутмана.

Игорь Бутман (слева) и Московский джазовый оркестр на фестивале в Рочестере, штат Нью-Йорк (2016)
Игорь Бутман (слева) и Московский джазовый оркестр на фестивале в Рочестере, штат Нью-Йорк (2016)

Первым в гастрольной программе стал концерт в Xavier University Gallagher Theatre в Цинциннати. Нью-йоркские концерты пройдут 12 и 13 января в Dizzy’s Club Coca Cola — знаменитом джаз-клубе внутри Линкольн-Центра, одной из важнейших джазовых концертных и образовательных организаций в «Городе, который никогда не спит». Это одно из самых популярных мест в Нью-Йорке, где ежедневно, по вечерам можно услышать игру самых выдающихся джазовых музыкантов современности. С Линкольн-центром российский оркестр связывает многое: ещё в 2002 г., под прежним названием «Биг-бэнд Игоря Бутмана», московский коллектив впервые выступил в большом зале Линкольн-центра в совместном концерте с биг-бэндом трубача Уинтона Марсалиса, художественного руководителя программы «Джаз в Линкольн-центре».

Московский джазовый оркестр Игоря Бутмана: настройка перед выступлением на сцене Xavier University Gallagher Theatre 11 января 2019
Московский джазовый оркестр Игоря Бутмана: настройка перед выступлением на сцене Xavier University Gallagher Theatre 11 января 2019

15 и 16 января Игорь Бутман продолжит выступления в США уже со своим квинтетом, в который сейчас входят ветеран оркестра, работающий в нём все 20 лет барабанщик Эдуард Зизак, а также контрабасист Сергей Корчагин, гитарист Евгений Побожий и пианист Олег Аккуратов. Два концерта состоятся в ведущем джаз-клубе Западного побережья — Catalina Jazz Club в Лос-Анджелесе. Это первый случай, когда в «Каталине» выступят российские джазмены.

Предыдущие гастроли Игоря Бутмана и Московского джазового оркестра по США с успехом прошли в январе 2018 года, а квинтет Игоря Бутмана выступал в США ещё и в июле 2018 года.




Europe Jazz Media Chart, январь 2019: редакции джазовых журналов рекомендуют новые альбомы

albumsЕжемесячный Europe Jazz Media Сhart — не «хит-парад» и не связан с цифрами продаж: это список новых (и даже не обязательно совсем новых) альбомов, которые показались пишущим о джазе участникам круга европейских джазовых изданий, Europe Jazz Mediaсамыми интересными в предыдущем месяце. Представители европейских джазовых СМИ ежемесячно составляют список, представляя по одному альбому от каждого издания.

Проект начался шесть лет назад, в октябре 2012. Это 76-й выпуск чарта. В проекте участвуют 14 изданий, данные за декабрь представили 11. Чарт публикуют все европейские джазовые издания, в том числе и наше.
Более ранние выпуски чарта
Вот какие записи слушали европейские джазовые журналисты в декабре 2018. По традиции, некоторые коллеги иногда дают краткий комментарий, объясняя свой выбор.
Обратите внимание: по ссылкам на названии альбома доступен просмотр или предпрослушивание большинства альбомов, часто — бесплатное прослушивание в стриминговых сервисах, а также их приобретение в интернет-магазинах (или напрямую у лейблов).
EUROPE JAZZ MEDIA CHART

Anna Filipieva, Jazz.Ru (Россия):

Alexey Kozlov And The Second Approach Trio «Oberiu» (ArtBeat Music)

альбом в iTunes | трейлер на YouTube | альбом на GooglePlay | слушать на SoundCloud | слушать на сервисе Яндекс.Музыка | слушать на Deezer (необходима регистрация)

Комментарий Анны Филипьевой:
30 лет пионер советского джаз-рока Алексей Козлов обдумывал проект, основанный на поэзии полузабытых советских поэтов 1930-х — членов ОБЭРИУ, «Объединения Реального Искусства», последнего поэтического объединения русского авангарда перед тем, как политические репрессии покончили с авангардом на следующие три десятилетия. В 2008 Козлов наконец нашёл партнёров достаточно смелых, чтобы пройти по тонкой грани между джазом и поэзией: трио «Второе Приближение». Козлов играл на альт-саксофоне и декламировал абсурдистские стихи обэриутов, а пианист Андрей Разин, басист Игорь Иванушкин и певица Татьяна Комова погружали стихотворения в свою музыку, переключаясь с иронических прочтений джазовых стандартов на иронически-макабрический фри-импров. Не обязательно понимать устный русский, чтобы ощутить искрящуюся энергетику этой концертной записи, выпущенной десять лет спустя к 20-летию «Второго Приближения».

ОБЛОЖКА
Jan Granlie, Salt Peanuts (Норвегия-Дания):

Event Horizon «Space Geode» (CHANT RECORDS)

альбом в iTunes | трейлер на YouTube | альбом на GooglePlay | купить на Amazon | слушать на Spotify (необходима регистрация) | купить на сайте музыканта | альбом на сайте лейбла

ОБЛОЖКА
Henning Bolte , Written in Music (Нидерланды):

Myra Melford’s Snowy Egret «The Other Side of Air» (Firehouse 12 Records)

альбом в iTunes | купить на Amazon | слушать на Spotify (необходима регистрация) | альбом на сайте лейбла

Комментарий Хеннинга Болте:
Чудесное название альбома «Другая сторона воздуха» взывает к воображению и было выбрано потому, что эта музыка красива яркой, живой красотой и полна меняющихся очертаний, танцующих завихрений, жонглирования игривыми частицами, атмосферной лёгкостью… Пять прекрасных мастеров-музыкантов, отлично чувствующих друг друга и при этом обладающих яркой индивидуальностью: пианистка Майра Мелфорд, трубач Рон Майлз, гитарист Либерти Эллман, барабанщик Тайшоун Сори и мой личный любимец бас-гитарист Стому Такэйши.

ОБЛОЖКА
Viktor Bensusan, Jazz dergisi (Турция):

Henriksen/Aarset/Bang/French «The Height Of The Reeds» (Rune Grammofon)

альбом в iTunes | трейлер на YouTube | слушать на SoundCloud | слушать на Spotify (необходима регистрация) | альбом на сайте лейбла

Комментарий Виктора Бенсусана:
Джазовый кочевник Арве Хенриксен и его мастера звуковых пейзажей Ян Банг, Эйвинд Орсет и Терри-Райли Френч используют звуки природы и городов, как будто собирая плоды новых, хотя и знакомых земель. Стоит слушать это снова и снова…

ОБЛОЖКА
Patrik Sandberg, Orkester Journalen (Швеция):

ODDJOB «Jazzoo 2» (Headspin Records)

альбом в iTunes | трейлер на YouTube | слушать на Spotify (необходима регистрация)

Комментарий Патрика Сандберга:
За нашумевшим проектом Jazzoo стоит ансамбль Oddjob. Музыка проекта в игровой форме визуализирует образы животного мира, которые можно увидеть в богато иллюстрированном буклете каждого из альбомов и в анимации, которую показывают на экране над сценой на концертах. Творческая изобретательность Oddjob и их любовь к детской аудитории искусно реализуются в грувах их интригующе непростых композиций, в которых они чувствуют себя как рыбы в воде.

ОБЛОЖКА
Cim Meyer, Jazz Special (Дания):

Blood, Sweat, Drum + Bass «Concierto de Scheherazade» (BSM 04)

альбом в iTunes | альбом на GooglePlay | трейлер альбома на BandCamp | слушать на Spotify (необходима регистрация) | слушать на Tidal (необходима регистрация)

Комментарий Кима Мейера:
Душераздирающая смесь очень современного биг-бэнда, малого состава симфонического оркестра и восточной музыки.

ОБЛОЖКА
Lars Mossefinn, Dag & Tid (Норвегия):

Hedvig Mollestad Trio «Smells Funny» (Rune Grammofon)

трейлер на YouTube | слушать на Spotify (необходима регистрация) | слушать на Deezer (необходима регистрация) | купить на Discogs | альбом на сайте лейбла

ОБЛОЖКА
Axel Stinshoff, Jazz thing (Германия):

«The Art Ensemble of Chicago And Associated Ensembles» (ECM Records)

Бокс-сет из 21 компакт-диска с 300-страничной книгой-вкладышем, выпущенный ограниченным пронумерованным тиражом| трейлер на YouTube | издание на сайте лейбла

ОБЛОЖКА
Luca Vitali, Giornale della Musica (Италия):

Andrew Cyrille, Wadada Leo Smith, Bill Frisell «Lebroba» (ECM Records)

альбом в iTunes | заглавный трек альбома на YouTube | альбом на сайте лейбла

ОБЛОЖКА
Madli-Liis Parts, Muusika (Эстония):

Harriet Tubman «The Terror End of Beauty» (Sunnyside Records)

альбом в iTunes | трейлер на YouTube | трейлер альбома на BandCamp | слушать на Spotify (необходима регистрация)

ОБЛОЖКА
Mike Flynn , Jazzwise (Великобритания):

Rymden «Reflections & Odysseys» (Jazzland)

релиз состоится 8 февраля, доступен предзаказ | альбом в iTunes | альбом на GooglePlay | купить на Amazon | слушать на Deezer (необходима регистрация)

ОБЛОЖКА

Джаз-фестивали-2018. 38-й Stockholm Jazz Festival, Швеция: наш корреспондент — пианист Лев Кушнир!

Редакция «Джаз.Ру» очень ценит, когда о музыке пишут не просто авторы, имеющие ту или иную музыкальную подготовку, а практикующие джазовые музыканты. Но это случается не так часто. Выдающийся российский джазовый пианист Лев Кушнир ещё в 2002 г. дебютировал как наш автор — см. «Ещё одна мумия в Кремле. Взгляд музыканта».  И вот теперь впервые выступает в качестве нашего специального корреспондента на Stockholm Jazz Festival!


Когда-то, в начале 80-х, это был летний фестиваль на открытой сцене на острове Шеппсхольмен в центре столицы Швеции, но потом он постепенно захватил всю столицу и даже пригороды. И вот с 2012 года каждый день в рамках Стокгольмского джаз-фестиваля (Stockholm Jazz Festival) проходят уже по 20 концертов на разных сценах: это концертные залы (большие и маленькие) и джазовые клубы. На сегодняшний день это весьма значительное культурное событие в Швеции и один из самых крупных джазовых фестивалей в Европе. Его организатором является главный джаз-клуб Стокгольма — «Фашинг» (Fasching), в нём проходят, помимо концертов, ещё и ночные джемы, а всего выступления идут на 37 площадках! В этом году фестиваль проходил с 12 по 21 октября, состоялось 169 концертов, которые посетили 26300 человек.

К сожалению, нельзя объять необъятное; я выбрал те концерты, которые мне показались интересными, по одному или два каждый день, при этом мне приходилось быстро перемещаться по вечерней столице Швеции между фестивальными площадками, что также было интересным и увлекательным квестом!

Fasching (photo © Fasching)
Fasching (photo © Fasching)

13 октября

Наиболее значимые события фестиваля проходили в городском Культурном центре. В этот день зал был заполнен (забегая вперёд, скажу,что везде, где мне удалось побывать, залы были полны). Выступал Шай Маэстро — израильский пианист молодого поколения, он начинал карьеру в ансамбле контрабасиста Авишая Коэна, вместе с ним выступал на фестивале «Усадьба Jazz» в Москве в 2013 году. Чувствовалось, что шведская публика хорошо знает и любит Шая, он — частый гость в Стокгольме. Полуторачасовой концерт прошёл на одном дыхании, ансамбль практически не делал пауз между композициями, они плавно перетекали одна в другую, при этом не создавалось ощущения однообразия: менялся ритм, мелодии были весьма изобретательны, импровизационные моменты у всех троих музыкантов (другие участники трио: Барак Мори — контрабас, Офри Нехемия — барабаны) были весьма эмоциональны и всякий раз вызывали аплодисменты в зале. Звучала, за редким исключением, авторская музыка, представляющая полистилистический сплав разных культур и традиций: европейской классической — от Бетховена и Шопена до Сати, джазовой — были слышны отголоски творчества Кита Джарретта, Чика Кориа и Брэда Мелдо, ну и, само собой разумеется, еврейские мотивы придавали всему этому действу неповторимый аромат Ближнего Востока. Мне удалось после концерта поговорить с музыкантом, и на прямой вопрос об источниках его вдохновения он перечислил все вышеперечисленное, а также Баха, Хёрби Хэнкока, Джона Клэйтона и Аарона Паркса. Но больше всего, конечно, чувствовалась яркая индивидуальность самого Шая. То, что, по всей видимости, вызывает наибольший интерес у молодой европейской аудитории, находится в стороне от джазового мэйнстрима, и для этого искусства даже свинг не является обязательным, хоть этот концерт и проходит на джазовом фестивале. Разве кто-то говорил, что без свинга не может быть хорошей музыки?!

Shai Maestro Trio (photo © Magnus Palmquist Lunay)
Shai Maestro Trio (photo © Magnus Palmquist Lunay)

В начале выступления Маэстро особо подчеркнул, что у них нет сет-листа. Я усматриваю в таком заявлении некое лукавое кокетство: смотрите, мы — импровизаторы, ни о чём не договаривались, будем играть по наитию. На самом деле это всегда сплав из намеченных заранее композиций и спонтанно импровизированных эпизодов. Шай начал концерт с импрессионистической минималистской сольной зарисовки на рояле, потом подключились басист с барабанщиком, характер музыки сменился, они сыграли пьесы с вышедшего только что на ECM альбома «The Dream Thief» («Похититель снов»). Неожиданно пианист исполнил сольно «Prelude to a Kiss» Эллингтона, продемонстрировав блестящее знание джазовой гармонии. Кульминацией концерта стало исполнение пьесы, которую участники трио стали напевать в унисон, затем к ним подключился и зрительный зал. Сама мелодия — бесхитростная и заунывная, напоминающая песню волжских бурлаков, которых судьба забросила сначала на Ближний Восток, а потом на Стокгольмский архипелаг — повторилась несколько раз, после чего Шай стал импровизировать поверх пения публики, накладывая политональный орнамент на простой и бесхитростный мотив. Это было очень красиво! Зал аплодировал стоя, и Шай сыграл на бис причудливо гармонизованную «Moon River» Генри Манчини.
ВИДЕО: Shai Maestro, Stockholm Jazz Festival (съёмка paulfunI)

14 октября

Несмотря на то, что этот концерт был частью программы Стокгольмского джазового фестиваля, на самом деле он проходил в маленьком городке Валлентуна к северу от Стокгольма, формально являющемся пригородом столицы. Местный театр, напоминающий благоустроенный сельский клуб, был забит до отказа почему-то людьми пожилого возраста. Я поинтересовался у организаторов о причинах этого странного для меня явления. Но нет, никакого подвоха здесь не оказалось, никто не сгонял пенсионеров бесплатно на джазовый концерт, они сами покупали недешёвые билеты. И да, они-таки действительно любят джазовый мэйнстрим, о чем недвусмысленно свидетельствовала их реакция на происходящее на сцене, аплодисменты в правильных местах, очередь за автографами и услышанные мною на выходе эмоциональные обсуждения саксофониста, пианиста и прочих музыкантов. А молодёжь, стало быть, ходит на какие-то другие концерты.

Stacey Kent (photo © Jean Charles Thibaut)
Stacey Kent (photo © Jean Charles Thibaut)

А на сцене американская певица Стейси Кент (Stacy Kent), номинантка «Грэмми» и обладательница золотых и платиновых альбомов, замечательно пела незаезженные джазовые стандарты (вроде «The Surrey with a Fringe on Top», «I Wish I Were in Love Again»), бразильскую классику (Антонио Карлоса Жобима) в небанальных аранжировках, а также собственные композиции на французском языке. Стейси Кент постоянно живет в Англии и выступает вместе с мужем — саксофонистом, флейтистом, аранжировщиком и продюсером Джимом Томлинсоном (Jim Tomlinson). Первая же сыгранная им фраза не оставила сомнений в том, что его кумир — Стэн Гетц. И конечно, все исполненные аранжировки принадлежат перу Джима. Они, кстати, были отменные! Трио шведского пианиста Клаэса Круны (Claes Crona) прекрасно справилось с их исполнением, особенно если учесть, что это был первый концерт их десятидневного тура по Швеции, и музыканты в таком составе встретились только в день выступления. Лицо Стейси Кент излучало радость и счастье, весь зал радовался вместе с ней. Необычным было и решение исполнить на бис балладу Хоги Кармайкла «Stardust».

Мастерства и таланта певице не занимать, и было бы совсем замечательно, если бы голос Стейси Кент не напоминал актрису Клару Румянову в роли зайца в культовом советском мультсериале. Но ведь в Швеции, кажется, его не показывали?

15 октября

Концерт трио шведского пианиста Яна Лундгрена (Jan Lundgren) проходил в уютном подвале-амфитеатре, называющемся «Театр-студия Ледермана». Этот музыкант вдохновляется творчеством джазовых гигантов-классиков, от Эрролла Гарнера до Оскара Питерсона. Последнему он даже посвятил собственную композицию «Блюз для Оскара» — 12-тактовый блюз с изменённой гармонией. Но он исполняет не только джазовые стандарты. На концерте прозвучали также оригинальные композиции, весьма интересные обработки шведских мелодий с альбома «Шведские стандарты», а также пьесы с альбома «Европейские стандарты», который был номинирован на премию «Грэмми». Настоящим украшением концерта стал выдающийся, на мой взгляд, басист Матиас Свенссон (Mattias Svensson). Его соло были идеально выстроены, в меру виртуозны, а голос его «поющего» контрабаса пробирал до глубины души.

Jan Lundgren Trio
Jan Lundgren Trio

Начало следующего концерта в клубе «Фашинг» произвело на меня удручающее впечатление и чуть не усыпило. Уж больно странные звуки доносились со сцены! Но вскоре — в награду за мое терпение — буквально через несколько минут я уже был горячим поклонником дуэта, в который входят американский гитарист Джулиан Ладж (Julian Lage) и контрабасист Хорхе Рёдер (Jorge Roeder).

Julian Lage, Jorge Roeder
Julian Lage, Jorge Roeder (photo © Alexander Tillheden/Rockfoto)

Клуб был заполнен до отказа — в основном молодыми людьми. Вот, оказывается, какую музыку слушает шведская молодёжь! Она, эта музыка, представляла из себя причудливую смесь из джазового мэйнстрима (стандарт «I’ll Be Seeing You» — один из хитов Ладжа), фри-джаза, кантри, фьюжн, блюза и академической музыки. И если в первом отделении эти стили каким-то образом чередовались, то после перерыва дуэт стал живописать объёмные звуковые полотна крупной формы, в которых квазиклассический эпизод сменяется атональным и дальше развивается в непредсказуемом направлении. Я подумал о том, что музыковедам будет сложно определить стилистическую принадлежность этой музыки, но если не думать об этом, а просто слушать и наслаждаться, то открываются невиданные ранее красоты, которые эти два прекрасных музыканта создают на двух акустических инструментах без каких-либо эффектов-примóчек. В этой музыке отчётливо слышно влияние Пэта Мэтени, Билла Фризелла, Орнетта Коулмана, но не только. Ладж создал свой музыкальный мир, непохожий ни на что, простой и странный, примитивный и непостижимый, аккордовые последовательности в котором не укладываются в обычные представления о джазовой гармонии.

16 октября

Участники этого квартета, по всей видимости, хотели подчеркнуть, что каждый из них — яркая индивидуальность, и назвали ансамбль «Доминик / Даниэльссон / Нордстрём / Рундквист» (Dominique / Danielsson / Nordström / Rundqvist). Все четыре музыканта — действительно мастера, среди них особенно выделяется Палле Даниэльссон — легендарный контрабасист, который хорошо известен как участник европейского квартета Кита Джарретта (и не только). Его сестра Моника Доминик — известная в Скандинавии джазовая пианистка, композитор и актриса. Концерт проходил в маленьком клубе в подвале магазина винтажных виниловых пластинок Plugged Records. Впрочем, зал был полон, публика тепло принимала музыкантов, казалось, что люди хорошо знакомы с их творчеством.

Monica Dominique, Palle Danielsson
Monica Dominique, Palle Danielsson

Программа состояла из авторских пьес Моники Доминик, старых джазовых стандартов (в частности, Палле Даниэльссон очень выразительно сыграл тему «Begin the Beguin», а Доминик — балладу «Some Other Time», где в импровизации весьма изобретательно процитировала Эрика Сати), современных стандартов («Everybody’s Song But My Own» трубача Кенни Уилера (Kenny Wheeler) — сидящий рядом со мной пожилой англичанин неожиданно с гордостью сообщил мне, что был лично знаком с этим замечательным трубачом. Я испытывал некую обиду за выдающихся музыкантов, которые выступают на столь неподобающей сцене. Правда, в таком зале легче создать домашнюю атмосферу, и после концерта очень просто подойти к музыкантам, поговорить с ними, передать привет от московских коллег. Что я и сделал.

17 октября

Вывеска со звукоподражательным названием «Тванг» (Twang) украшает кафе и магазин винтажных гитар на первом этаже (винтаж — модный тренд в Стокгольме; гуляя по городу, постоянно натыкаешься на магазины мебели и предметов интерьера в стиле «середина века»). В его уже совсем индустриальном подвале — маленький клуб. Настолько маленький, что контрабасист играл живым звуком без усиления, и его было прекрасно слышно. Выступал квартет трубача Эрика Палмберга (Erik Palmberg), гостем была виртуозная тромбонистка Карин Хаммар (Karin Hammar). Пианист Антон Дромберг играл на вполне винтажном «Родес-пиано». Отдавая должное мастерству и профессионализму музыкантов, должен заметить, что всё-таки слушать их было скучновато.

Ekdahl / Bagge Big Band
Ekdahl / Bagge Big Band

Следующий концерт этого вечера проходил в театре «Скáла» (не путать с «Ла-Скала»!) недалеко от клуба «Фашинг». В этом театре я обнаружил настоящий концертный зал мест на 400 со сценой, балконом и амфитеатром. Однако — к моему разочарованию — концерт проходил в клубе в подвале (опять в подвале!), в котором мест для зрителей было немногим больше, чем музыкантов на сцене. Выступал Ekdahl / Bagge Big Band («Экдаль/Багге Биг-Бэнд»). Вот по-настоящему прекрасный оркестр! Пер Экдаль и Карл Багге — барабанщик и пианист, которые организовали бэнд. Здесь вообще всё в порядке: очень сильные музыканты-солисты, великолепная ритм-секция, отличные аранжировки. Современное, сочное звучание, яркие импровизации, умелое использование деревянных духовых инструментов. Репертуар — аранжированные музыкантами оркестра любимые всеми композиции современного джаза: «Humpty Dumpty» Чика Кориа, «Butterfly» Хёрби Хэнкока и подобные. Неожиданно зазвучала «Don’t Get Around Much Anymore» в аутентичной аранжировке. После концерта Карл Багге сказал мне, что оркестровку написал саксофонист биг-бэда, стилизовав под раннего Эллингтона. То-то я не мог вспомнить, на каком альбоме Дюка эта аранжировка была записана! Сделано со знанием дела, с любовью к музыке Эллингтона! Удивительно, что эти супер-профессионалы работают в разных местах и специально собираются в свободное время, чтобы поиграть вместе прекрасную музыку, хотя они не получают никакой поддержки от государственных или частных компаний. Поговорив с руководителями этого замечательного оркестра, я мысленно попрощался со Стокгольмским джазовым фестивалем, назавтра уже нужно было улетать домой. Надеюсь, до новых встреч!

Автор и редакция «Джаз.Ру» выражает благодарность директору по маркетингу клуба «Фашинг» и Стокгольмского джазового фестиваля Саре Асплунд. Tack Sara!